Суббота, 08.08.2020, 12:28
Приветствую Вас Гость

                            Ave Satanas!!!         

       Зверь 666        
«Nox Irae Nox Illa

Solvet Saeclum in favilla».

       Они чувствуют горький запах надвигающейся грозы.                                         

Книги и статьи

Главная » Файлы » Черная книга Арды

Черная книга Арды 14
21.05.2011, 13:42
 ПОСЛАННИК. ОТ ПРОБУЖДЕНИЯ ЭЛЬФОВ ГОД 871
       ...В одеждах цвета запекшейся крови, в темно-лиловом плаще стоял он у врат Аст Ахэ, не решаясь войти. Его охватило сомнение: он-то был уверен, что верно сделал выбор, но слушать беседы Черного Валы с Владыкой Судеб - одно, а здесь - другое. Здесь нужно вершить, создавать, сражаться - а что он умеет?.. Ничего; только слушать и постигать, видеть и мыслить. 
       - Кто ты и зачем здесь? 
       Он поднял глаза: 
       - Артано? 
       Черный Майя жестко прищурился: 
       - Мое имя Гортхауэр. 
       - Да-да, конечно, - он радовался, что узнал. - Я помню, он рассказывал о тебе... 
       Взгляд Гортхауэра смягчился: 
       - О тебе - тоже... Войди, он будет рад видеть тебя, ученик Намо. 
       Он изумленно оглядывался по сторонам, поражаясь суровой красоте замка. Гортхауэр нес в руке светильник - чашу черного железа, в которой мерцало голубовато-белое пламя. 
       - Что это? Смотри - как звезда... 
       Ученик Мелькора немного смутился: 
       - Не знаю... Может, и правда звезда, может, нет - не успел спросить. 
       - Это он сделал? А как? - допытывался ученик Намо. 
       - Просто - положил ладонь на чашу и что-то сказал... 
       "Просто... Просто - зажег вот такую маленькую звезду на земле... Просто - решил изменить замысел Илуватара - один - и сделал это. Просто захотел - и мир стал иным..." Ученик Намо внимательно смотрел в лицо Гортхауэра - и видел в нем неуловимое сходство с Крылатым Валой. "И как же не понял сразу! Тот, кого в Валиноре называли Аулендилом, просто не был - да и не мог быть - созданием мысли Кузнеца. И не смог быть его слугой. Просто!" 
       Они вошли в тронный зал, и ученик Намо замер, пораженный. Он видел Мелькора, на коленях молившего о пощаде. Видел Мелькора в оковах с лицом, исполненным тоски и боли. По чести сказать, впервые он пришел к дверям каземата Черного Валы, пытаясь понять: почему его Учитель вообще снизошел до разговора с Врагом?.. Он видел Мелькора в холодной ярости, когда, сжимая в руке меч, тот покинул чертоги Владыки Судеб. Теперь же он видел Мелькора - Властелина. 
       ...Эти камни в высокой железной короне - Сильмариллы? Но свет их был иным в Валиноре... Что за неведомое существо обвилось вокруг трона, положив голову ему на колени? Крылатая змея в чешуе из стали и черненого серебра, и глаза мерцают таинственным зеленоватым пламенем... 
       Мелькор поднялся, приветствуя гостя, и только тут ученик Намо увидел его руки. 
       "Что это?" 
       Мгновением позже понял: Сильмариллы. 
       "Не коснется их ни тот, чьи руки нечисты, ни тот, чье сердце таит злобу, ни смертный человек; но будут они жечь смертную плоть, что коснется их..." 
       "Но кровь и на тех, кто воевал против Мелькора, кто убивал его учеников; и разве чисты руки Ауле, ковавшего цепи, и Финве, короля-палача? Что сердце его таит злобу... Но я слышал речи его, и он не лгал; и я видел деяния его, и понял его: разве это - зло? И он Вала, бессмертный Айну..." 
       Почему-то вспоминался тихий глухой голос Мелькора, в котором звучала непонятная тоска: "Даже здесь я вижу звезды..." 
       "Спрошу потом. Не у него: наверно, ему тяжело говорить об этом. У Гортхауэра - его ученик должен знать..." 
       - Приветствую тебя, великий Вала, - ученик Намо почтительно поклонился. 
       - Приветствую тебя. Я рад, что ты пришел. 
       Крылатая змея легко и плавно - как течет вода - скользнула за трон, и, положив голову на подлокотник, объявила: 
       - А меня зовут Ломион, Дитя Сумрака. 
       Голос звучал немного не по-человечески, но не резал слух. 
       - Это дракон, - пояснил Мелькор, слегка улыбнувшись растерянности Майя. Дракон зевнул, продемонстрировав белые острые зубы: 
       - Они говорят - я еще маленький, - сообщил он, искоса поглядывая на Властелина. 
       За спиной ученика Намо Гортхауэр тихо рассмеялся. 
       
       ...Он ходил, смотрел, расспрашивал. Ему было интересно все: как, зачем, почему. Он с детским удивлением смотрел на этот новый огромный мир. Одному он не торопился учиться: владеть оружием. 
       - Властелин, неужели войны неизбежны? Ты ведь Творец, Учитель, - скажи, зачем тебе меч? 
       - А ты не думал, что будет, если я сложу оружие? Творец... Все мои деяния объявлены злом изначально, и ничем иным быть не могут. 
       - Но ведь это неправда, Мелькор! 
       - Да? - горько усмехнулся Черный Вала и вдруг с неожиданной яростью выдохнул. - И вот награда от моего младшего брата, Короля Мира - смотри! 
       Он резко поднял к лицу Майя изуродованные руки, и тот невольно отвел глаза. 
       - Я не верю, - глухо молвил ученик Намо после минутного молчания. - Не верю, что они не могут понять. Надо попытаться объяснить. 
       - Нолдор вернутся в Средиземье. А здесь Люди. Я думал, Эльфы станут учителями им. Теперь вижу, чему первому они научат Людей. Что я - враг. Что Тьма - зло. И - убивать, - Мелькор отвернулся. 
       - Но ведь ты... - начал ученик Намо - и осекся. 
       - Продолжай. Ведь я действительно убил Финве. 
       - Нет-нет, Мелькор... Властелин... я не то... 
       Черный Вала снова заговорил - тихим ровным голосом. Слишком спокойно. 
       - Того, кто умел рассказывать сказки - странные мудрые сказки - убили на моих глазах. Его легко было убить. Он не умел сражаться. Он только и успел спросить - за что?.. Тот, кто умел слагать песни, умер на моих руках, и я сам закрыл ему глаза. А тот, кто нанизывал руны, как жемчужины ожерелья, умирал долго. Там, на вершине Таникветил. А потом псы Ороме рвали его тело. И книги его сожгли. Дурную траву рвут с корнем! - Мелькор сухо, страшно рассмеялся. - Имен не осталось. Приказано забыть. И некому сложить песни о них... - он замолчал на минуту, потом жестко продолжил: 
       - А что кровь на моих руках - правда: кровь моих учеников. И вины моей мне не искупить - я не сумел защитить их. Я заплачу сполна за то, что проклял весь род Финве - и тех, кто еще не родились: я не был справедлив. Но я не хочу крови. Не хочу. 
       - Властелин! Позволь - я пойду и скажу им... 
       - Что?.. - Мелькор приподнял бровь. 
       - Я скажу им, что ты не хочешь войны. Я все объясню им - не может быть, чтобы они не поняли! Ведь ты сам говорил, Властелин - все Валар равно любили Арду, все пришли в мир, чтобы творить... Они должны понять! 
       - Мало надежды на это. Я не хочу отпускать тебя. 
       - Но ни Гортхауэр, ни кто-либо из Ахэрэ не может быть твоим посланником, Властелин. А я, - ученик Намо лукаво улыбнулся, - чист перед Валар; кроме того, посланник неприкосновенен. 
       - И там - Намо... Пожалуй, ты прав. Иди. 
       
       ...И спросил его Эонве: 
       - Откуда пришел ты? 
       - Я - посланник Айну Мелькора, и пришел, чтобы передать слова его Могучим Арды. 
       Об этом оповестил Эонве Великих. И сказал Тулкас: 
       - Незачем нам слушать речи прислужника Врага! Он заслуживает смерти! 
       И сказал Намо: 
       - Посланник неприкосновенен. 
       И сказал Король Мира: 
       - Мы выслушаем его. Да предстанет он пред лицом Великих! 
       В Маханаксар, Собрании Великих, стоял глашатай Мелькора. Он поклонился Феантури и Ниенне, но перед Манве не склонил головы. 
       - Говори! - прорычал Манве; и голос его был похож на раскаты гневного грома, но посланник не устрашился и не смутился: 
       - Так говорит Властелин Мелькор к Валар, собратьям своим, и Королю Мира Манве. Довольно было крови; как и вы, он не желает войны. И слово его к тебе, Король Мира: останови тех, чьи сердца полны жаждой мести, ибо зло порождает лишь новое зло. Оставь гнев: он ослепляет. Неужели не смогут те, кто пришел в этот мир, возлюбив его, понять друг друга? Слишком высока цена, которую платит мир за вражду Великих. Если пожелают Нолдор с миром прийти в Средиземье, то никого из них не коснется беда; во всех свершениях их да будет сила Властелина Мелькора в помощь им. И лишь Сильмариллы не вернутся в Валинор, и более ничья рука не коснется их, ибо они - цена крови, и проклятье лежит на них. И так говорит Властелин Мелькор... 
       Но тут обозленный Тулкас, сорвавшись с места, ударил Майя в лицо, сбив его с ног. 
       - Остановитесь! - Намо поднялся со своего трона. - Он посланник! 
       - Это не посланник, а отступник, вор и убийца! - крикнул Ауле. 
       - Он оскверняет святость Валинора! - прибавил Тулкас. 
       - Мятежными речами оскорбляет он слух Короля Мира и Валар, - молвила Варда. 
       - Освободите его, пусть с ответом Валар он вернется к пославшему его, - тяжело молвил Намо. 
       - Пусть сдохнет! - прошипел Тулкас. 
       Посланник стоял, тяжело дыша; Майяр Тулкаса заломили ему руки за спину, рот его был полон густой соленой крови - Тулкас недаром слыл сильнейшим в Валиноре, и тяжел был удар его. 
       - В чем виновен он перед Валар, Король Мира? Он был моим Майя, и это ведомо тебе; если не хочешь, чтобы глашатай с миром покинул Аман, отдай его мне, и я, создавший его, буду судить его... "и себя", - мысленно закончил Намо. 
       Но Король Мира не сказал - "да". Он старался не смотреть на Намо, молчал, но Владыка Судеб внезапно ощутил, как волна чужой ненависти накатывает на него, оглушает, лишая сил. "Неужели - опять?! И снова - ничего, ничего не сделать - как тогда... Мой ученик..." 
       Тогда заговорил Тулкас: 
       - О Король Мира! Да будут свидетелями мне звезды и эта священная гора - не посланник он, но мятежный раб и прислужник Врага! Да свершится над ним суд Валар! 
       И Король Мира не сказал - нет. 
       Потому Тулкас и слуги его отвели герольда Мелькора на вершину Таникветил и столкнули его вниз. 
       Тело его, изорванное камнями, лежало у подножия горы, и орлы, Свидетели Манве, кружили над ним. 
       И Тулкас предстал перед Королем Мира, и руки его были в крови. 
       Тогда только нарушил молчание Манве: 
       - Тяжело мне видеть это деяние, - молвил он, - справедливо ли поступили мы? 
       - Дурную траву рвут с корнем - так изрек Эру. Не тревожься: это деяние угодно Единому. 
       И со вздохом кивнул Король Мира. Но вздрогнул он, когда Тулкас коснулся его руки: ибо теперь и на его руках была кровь посланника Мелькора. 
       
       "Брат мой - прости меня... Ученик мой - прости меня... Ты был тысячу раз прав, что ушел. И уйдешь - снова. А я останусь один... Ничего не смог... зря ты говорил мне о моей силе, брат мой... Я знаю - ты надеялся на мою помощь, ты мне доверил своего посланника - а я не смог защитить его... Он перестал быть моим Майя - и не успел стать твоим учеником..." 
       
       Глашатаем Манве был Соронтур, Великий Король Орлов. Стоя на вершине одного из пиков Гор Ночи, что Эльфы назвали Тангородрим, слушал его Черный Вала, и Гортхауэр, Ученик его, был рядом с ним. 
       - Так говорит Король Мира Манве Сулимо к Морготу, Черному Врагу. Проклятье Валар на тебе, и в должный час кара их падет на тебя, и не будет пощады тебе. Твой прихвостень мертв, и так будет с каждым, кто посмеет идти за тобой. Будь проклят! 
       - Я убью его! - хрипло выдохнул Гортхауэр. 
       Мелькор стиснул его плечо. 
       - Мы не убиваем посланников. 
       
       "...Я все объясню им - не может быть, чтобы они не поняли! Ведь ты сам говорил - все Валар равно любили Арду, все пришли в мир, чтобы творить... Они должны понять!.." 
       
       "Зачем я отпустил тебя! Ты поверил мне, а я... Брат мой, прости меня - ты доверил мне часть своего сердца: ученика своего. А я не сумел защитить его. Воистину, проклятье на мне. И нет мне прощения". 
       С победным клекотом описав круг над вершиной, Соронтур направился в сторону Валинора. 
       
       ...Тих и темен был покой, в котором лежал ученик Намо, посланник Мелькора. И Вала укрыл его осторожно, как ребенка, черным с густо-лиловым подбоем - цветов Мелькора и Намо - плащом. 
       "Вот ты и вернулся - ученик мой, мальчик мой... Каким очнешься ты от смертного сна? - не знаю. Знаю одно: все равно ты уйдешь. Ты уйдешь к нему, и не мне останавливать тебя, ученик мой. И будет время встречи - но так нескоро... Прости меня..." 
      ДЕТИ АРТЫ. 870-872 Г.Г. ОТ ПРОБУЖДЕНИЯ ЭЛЬФОВ
       ...Когда они проснулись, им в глаза светило восходящее солнце, и они смеялись, увидев Великий Огонь и Великий Свет. И потому Эльфы назвали их племенем Солнца. Они не боялись Света, они не боялись Тьмы, ибо умели смотреть и могли видеть. Не думали о них в Валиноре, ибо чужими Валар были они - непонятные, свободные, дерзкие, любознательные. Слишком похожие на Проклятого. И никто не пришел к ним из Валинора. Тот, кто встретил их, носил черные одежды и прятал руки в складках крылатого черного одеяния. И они, увидев его, смеялись как дети, да они и были детьми. И впервые со дня казни Эльфов Тьмы Проклятый улыбнулся. Но улыбка покинула его точеное суровое лицо, когда он увидел Четверых. Он не спросил - кто они, он сразу это понял. Он не спросил о том, зачем они здесь - он и это понял. Он спросил одно: 
       - Куда вы хотите их вести? Чего вы хотите от них? 
       Не сразу он получил ответ - они робели. Айо выступил вперед и, поклонившись, ответил за всех: 
       - Великий Вала, мы не думали об этом. Они непонятны нам, но почему-то они нам дороги... Наверное, мы хотели бы просто быть рядом... Охранять... Просто любить их. В них есть что-то непонятное, одновременно высокое и печальное... 
       - Все истинно высокое печально, - негромко сказал Проклятый. 
       - Да, так... Они странны и притягательны. Валар учили Эльфов, но чему их научим мы? Я боюсь их учить и в то же время хочу этого. 
       - Незачем учить. Вернее, учить так, как учили Эльфов. Они все поймут сами. Они - Люди, и их знание выше, ибо оно будет не дано, а найдено. Они - выше Эльфов, ибо свободны, и у них есть выбор. 
       - Выбор? Между чем и чем? - спросил, очнувшись от немоты, Золотоокий. 
       Черный Вала внимательно посмотрел на Четверых, и что-то странное промелькнуло в его глазах. Уголок его рта дернулся, и вымученная кривая улыбка появилась на его лице. 
       - Поймете сами. Хотя и не Люди... - он говорил, словно сам с собою. - Арта меняет всех, даже Бессмертных. Выбор будет и у вас... 
       Он усмехнулся. 
       - Странные вы все-таки. Вы - не со мной, но и не против меня. Вы - не со мной, а идете моим путем. Вернее, не моим. Мы просто идем рядом... Не боитесь? 
       - Чего мы должны бояться? - встрепенулся Охотник. 
       - Например, меня. Или - тех. Ведь они могут принять вас за моих союзников. А за это карают жестоко, - это слово показалось ударом меча о щит. 
       - Великий Вала, мы ведь здесь давно и видели твои деяния, - мягко молвила Весенний Лист или, как называл ее на непонятном языке Золотоокий, Ити. Он говорил, что это означает все, что только что проросло, выглянуло из семени: 
       - Ты создаешь прекрасное, а это не может напугать. Это верно, что мы не с тобой, но мы не против тебя, скорее наоборот. Не беспокойся, мы не сделаем тебе зла. 
       Вала тихо рассмеялся. 
       - Благодарю тебя, прекрасная госпожа, ты прямо-таки успокоила меня. Теперь мне некого бояться. А то я очень вас испугался. 
       Он недолго говорил с ними. Был - и ушел, крылатый Черный Вала. И почему-то спокойно стало на душе у Четверых. 
       
       ...И несли Люди странные и смутные легенды о добрых непонятных богах. Они не знали их имен, ибо те не называли себя; они плохо помнили их, ибо те нечасто попадались им на глаза. Они говорили мыслями, и мысли возникали в сердцах у Людей, и странные образы и слова... Люди думали - они сами догадались о чем-то, и никто не разубеждал их. И все же Люди умели видеть, и потому смутно видели Четверых, дорисовывая в воображении их образы, и разные давали им имена, и помнили о добрых богах даже тогда, когда Эдайн стали союзниками Эльфов... 
      РЫЦАРИ СВЕТА. 1-4 ГОДЫ ОТ ВОЗВРАЩЕНИЯ НОЛДОР В БЕЛЕРИАНД. I ЭПОХА
       - Учитель... 
       Вала обернулся к Гортхауэру; по его лицу скользнула тень удивления - уж слишком странно звучал голос Ученика. 
       - Учитель... позволь... 
       Глаза Майя горели темным лихорадочным огнем. Мелькор поднялся, успокаивающим жестом положил руку на плечо Ученика. Тот вздрогнул. 
       - Да что с тобой? Говори. 
       - Не могу больше видеть... это... - Майя поднял руку, но отдернул почти мгновенно, не осмеливаясь коснуться матово поблескивающего темного, с неуловимым отливом в синеву, глухого браслета на запястье Валы. - Я попробую... снять... А раны, - он вскинул на Учителя умоляющие глаза, - раны я залечу потом, я умею, ты же знаешь... 
       - Это невозможно, - как-то хрипло ответил Вала. 
       - Нет, нет! Я думал... искал... Это же только железо! Смотри, - Майя показал узкую полоску металла, щерящуюся острыми мелкими зубцами, - ничто не устоит, даже камень - я пробовал... Позволь! 
       - Это невозможно, - повторил Мелькор. 
       - Почему? 
       Вала не смог ответить. Но - как убедить, если просто знаешь и не можешь объяснить? 
       - Позволь... 
       - Хорошо. 
       
       ...В отличие от внешней, гладкой, внутренняя сторона железного браслета была неровной и зернистой. Когда, вслед за движением узкой режущей полоски наручник сдвинулся к запястью, весь мир заволокла багровая пелена боли, и Вала закусил губу, с трудом подавив стон. Нескоро - показалось, прошли века боли, - он услышал, как сквозь туман, срывающийся отчаянный шепот Гортхауэра: 
       - Не получается... Не получается... 
       С трудом разлепил веки. Гортхауэр стоял на коленях - бледный, потрясенный. Его руки и рукава одежды, также, как и руки Валы, были перемазаны кровью; бесполезная полоска светлого металла, что тверже камня, валялась на полу. На гладкой поверхности наручника не осталось даже царапины. Недаром Воротэмнар - "Те, что сковывают навеки". 
       "...и оковы ненависти не разбить..." 
       Наверное, он произнес эти слова вслух, потому что Гортхауэр вдруг уткнулся ему в колена и застыл так, вздрагивая всем телом... 
      4 ГОД I ЭПОХИ. ДАГОР-НУИН-ГИЛИАТ
       Из "дневника" Майдроса: 
       ...не могу смотреть в глаза Финакано. Стыдно. Не знаю, проклинал ли он меня в те страшные дни, когда они, преданные нами, погибали во льдах Хэлкараксэ - я бы проклинал. И ни к чему сейчас не приведут мои поздние оправдания, что я был против воли отца, что не хотел сжигать корабли. Корабли были сожжены, из разорванной веревки целую не сделаешь без узла. Я, пожалуй, куда лучше понимаю его отца. Думаю, если бы наш отец остался в живых, то обязательно была бы вторая резня, только теперь Нолдор убивали бы не Тэлери, а друг друга. Нолофинве перенес на нас свою неприязнь к отцу. Правда, душой он помягче его, но после того, как он заявил, что и мы отвечаем за отцовский грех, я больше не надеюсь на окончательное примирение. 
       Но неужели Финакано все-таки сумел простить? 
       ...Думаю, вряд ли кто из нас покинет Средиземье быстро и по доброй воле. Хотя наша цель вернуть Камни и покарать Врага, но это так далеко! А здесь то, чего так не хватало Огненному Духу Нолдор: красота, неизвестность, опасность и свобода. Я хорошо теперь понимаю отца, и не жалею о своей клятве. Да, он умел говорить. И тогда, после убийства деда, не только гнев, но и восторг двигали мной. Я предчувствовал свободу. Мы стояли вокруг отца, и мечи наши были раскаленно-красными в свете факелов, и я орал, не помня себя, вместе со всеми... 
       Нолофинве тоже слишком горд, чтобы возвращаться назад с пустыми руками, на позор и посмеяние. Вот веселился бы Арафинве! Даже если мы не достигнем цели, мы не будем просить помощи. А то получится точь-в-точь так, как говорил отец: мы будем выглядеть как капризные дети, а Валар - как настойчивые нянюшки: сколько не считай себя самым главным, нянюшки своего все равно добьются, а ты и не заметишь. 
       ...Как это ни кощунственно, хорошо, что отец погиб раньше, чем встретился с Нолофинве. Говорили мне, что сын Индис очень хотел повстречаться со старшим братом, и явно не для радостных объятий... 
       ...Да, отец дрался бешено, недаром его назвали Феанаро. И победа казалась близкой, и Орки бежали перед нами, но мы слишком высоко ставили себя и презирали Врага и его тварей. Я никогда не забуду этого черного страшного великана - он был выше отца на голову - с крыльями дыма за плечами и огненными глазами. Отец, видимо, был так поражен, что Валарауко одним ударом опрокинул его наземь и ушел, даже не посмотрев в нашу сторону. Презирал нас, нас, Нолдор! Но мы были поражены ужасом и отступили поспешно, хотя никто уже не противостоял нам. 
       ...Никогда не забыть первого впечатления от встречи с Орком. Ужаснее всего, что они слишком похожи на нас. Слишком. И я боюсь - не знаю почему - что могу стать слишком похожим на них... 
     

Категория: Черная книга Арды | Добавил: Henrik
Просмотров: 893 | Загрузок: 0 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа
Категории раздела
Черная книга Арды [35]
Сатанинская библия [11]
Записная книжка Дьявола [1]
Библия проклятых [3]
Черная книга Сатаны [15]
Valentin Scavr [15]
ЭЗОДЭРА [13]
Книги [5]
Скачать книги по бизнесу и мотивации
Скачать книги [79]
скачать книги по сатанизму, черной и сатанинской магии, некромантии -Сатанинская библия; -Черная книга Сатаны; -Маледиктум; -Черный Псалтырь; -Черная книга Арды4 -и многое другое.
Откровение Иоанна Богослова [2]
Spatha Luciferi [14]
Черный псалтырь [1]
оружие (книги) [1]
книги по оружейной тематике, скачать
Хаос [5]
Все, посвященное Хаосу. Книги. Магия
Чернокнижие [61]
Liber Azerate [40]
Антикосмический сатанизм и Хаос
Маньяки [6]
Биографии маньяков и серийный убийц
Художественная литература [67]
Все книги Лавкрафта, Эдгара Аллана По, Стивена Кинга и книги других авторов.
Полезные программы [4]
Программки, полезные для ритуалов и не только.
Омен 1-4 [1]
Фильмы о Нем [4]
Музыка [0]
Мелодии ужаса
Игры Тьмы [0]
Вуду [0]
Поиск
Наш опрос

Мини-чат

Друзья сайта
  • Создать сайт
  • Все для веб-мастера
  • Программы для всех
  • Мир развлечений
  • Лучшие сайты Рунета
  • Кулинарные рецепты

  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Создать свой чат - это просто.

    Copyright SatanCorp © 2020 | Бесплатный хостинг uCoz