Суббота, 08.08.2020, 11:57
Приветствую Вас Гость

                            Ave Satanas!!!         

       Зверь 666        
«Nox Irae Nox Illa

Solvet Saeclum in favilla».

       Они чувствуют горький запах надвигающейся грозы.                                         

Книги и статьи

Главная » Файлы » Черная книга Арды

Черная книга Арды 2
21.05.2011, 19:51
                                                                      


                                            СТРАХ. НАЧАЛО ВРЕМЕН
       В ту пору они не были врагами - не было и самого слова "враг". Мир был юн, и не было радости большей для юных богов, чем создавать новое. 
       ...Ауле стоял и смотрел в огонь; перед глазами вставали еще неясные образы нового замысла. Черный Вала неслышно подошел и встал рядом. 
       - Пламя танцует... 
       - Ты... что-то видишь в нем? 
       - Да. Смотри - потрескавшаяся лава похожа на чешую, черную и золото-алую, а языки огня - крылья... 
       - Как ты угадал? - Ауле был обрадован. - Ну да, конечно! Знаешь - я только сейчас понял до конца, я же только что думал как раз об этом! Но разве живое может жить в огне?.. 
       - Попробуй... 
       Старший из Айнур задумчиво чертил в воздухе какие-то странные фигуры. 
       - Что это? - заинтересовался Ауле. 
       - Танец пламени. Тебе тоже показалось, что это похоже на письмена или руны? 
       - Что-что?.. 
       - Знаки, чтобы записывать слова, мысли, образы... 
       - Зачем? 
       - Чтобы, изменившись, не утратить часть знаний. Ведь не все из тех, кто еще придет в мир, будут такими же, как Айнур. Им пригодится. Это будет называться - Къат-эр. Или - Къэртар. Но прости мне, брат, я вижу, в твоей душе возник замысел. Я оставлю тебя... 
       
       ...Гибкое чешуйчатое ящеричье тело он создал из огня, меди и черненого золота, крылья - из пламени, а большие удлиненные глаза - из обсидиановых капель. Черно-золото-алое существо с его ладони скользнуло в огненную круговерть, и Ауле ахнул, и застыл в изумлении: существо танцевало, и в танце огня он узнавал те знаки, что чертил Мелькор. Основой танца была руна Ллах - Пламя Земли, и он подумал, что танцующая-в-огне так и должна зваться - Ллах. 
       Ауле счастливо улыбался, глядя на новое существо, представляя себе, как будет изумлен и обрадован Мелькор - он удивительно умел радоваться творениям других... Улыбка так и застыла на его лице, обернулась больным оскалом, когда что-то жгучее, похожее на незримый раскаленный обруч, сдавило его голову. Багровые и черные круги заплясали перед глазами, и со стоном он медленно повалился на землю, без голоса шепча - за что, за что, за что... 
       "Этого не было в Замысле". 
       Больше он уже ничего не слышал. 
       
       - ...Ауле... брат мой! Что с тобой... Очнись... что с тобой?! 
       Глаза цвета темной меди с крохотными точками зрачков. Неузнающие. Слепые. Мертвые. 
       Он приподнял Ауле - тело Кузнеца безвольно обвисло на его руках, - сжал его плечи, заглянул в глаза, повторяя, как заклинание - очнись... 
       Медленно, медленно взгляд Ауле становился осмысленным, но теперь в его глазах появилось новое выражение - страха, всепоглощающего безумного ужаса. 
       - Что с тобой случилось? Тебе больно? 
       - Больно... - бессмысленно-размеренно, по слогам. - Значит, это и есть - боль. Я так больше не могу. Не могу. 
       Он повторял эти слова бесконечно - ровным неживым голосом, медленно раскачиваясь из стороны в сторону. И Мелькор начал понимать, что произошло. 
       - Это... из-за твоего замысла? 
       Руки Ауле дрогнули: 
       - Этого не было в Замысле. Этого не должно быть. 
       - Брат!.. 
       Мелькор сильно тряхнул его за плечи. Кажется, подействовало; Ауле отчаянно замотал головой - и вдруг сбивчиво и горячо зашептал: 
       - Не могу это видеть, больно... Не хочу убивать... это ведь живое - я умоляю тебя, сделай что-нибудь, ведь заставят уничтожить - это не должно существовать, а я не хочу, не могу... 
       - Идем со мной. Увидишь, у меня достанет сил защитить тебя. 
       - Нет, не поможет, ничего уже не поможет... я не хочу, чтобы - снова, чтобы так стало - с тобой... 
       Мелькор пожал плечами, но промолчал. 
       - Нет, ты же не знаешь, как это больно... Поверь мне... знаю, ты сильный, ты знаешь и умеешь больше нас всех... 
       Черный Вала про себя отметил это: "ты" - и "мы все". 
       - ...но он сильнее, он сломает тебя... я прошу тебя, Мелькор, брат мой - покорись... - с каждым словом в глазах Ауле все яснее читался - тот, недавний, непереносимый ужас, он говорил все быстрее и быстрее, захлебываясь словами. - Или - уходи, прячься, огради себя - пойми, все, все будут против тебя, все, даже я - да, да, и я тоже, потому что я не выдержу, не сумею - против всех, пусть ты проклянешь, пусть будешь презирать, но мне страшно, я знаю, что это - страх, я знаю, знаю, я понимаю все, но - останусь с ними... Знаю - не простишь, уже все равно, нет меня, пойми, нет, это - только оболочка, а в ней - ничего, кроме страха - нет; ты не поймешь, ты не знаешь, что это... А потом, когда-нибудь - тебе не хватит сил, так спеши творить, ты все равно не умеешь по-другому, потому что тебя все равно настигнет эта кара, ты погибнешь, но все равно - пока можешь... 
       Он внезапно остановился, с побелевших губ сорвался стон - рухнул навзничь, тело его выгнулось - забилось на земле - затихло. 
       Это было новое чувство - как волна темного пламени: гнев. Мелькор поднялся, сжимая кулаки, выпрямился во весь рост и, запрокинув голову, крикнул: 
       - Ты... Единый! Оставь его! Легко справиться с тем, кто слабее; а ты попробуй - со мной! 
       И услышал слова из ниоткуда, из мертвой ледяной пустоты: 
       "Ты сказал". 
       Он ждал удара, боли - ничего не было. Бросив короткий взгляд в небо, опустился на колени рядом с распростертым на земле телом, положил руку на лоб Ауле и замер неподвижно... 
       
       - ...Иди сюда, маленькая, - тихо и печально, протянув руку сквозь пламя. - Видишь, как с тобой обернулось... 
       Огненная ящерка скользнула к нему на ладонь, сложила крылья и свернулась клубочком - маленький сгусток остывающей лавы, только темные глаза смотрят грустно и виновато. 
       - Будешь жить у меня, что ж поделаешь... Только лучше бы и он с нами ушел, как ты думаешь? 
       Саламандра шевельнулась и моргнула. 
       - Может, он все же решится... 
      ОБ АУЛЕ И ЙАВАННЕ. НАЧАЛО ВРЕМЕН
       Послушай, разве тебе никогда не хотелось создать что-то свое, совсем новое? 
       Глаза Йаванны удивленно расширились: 
       - Зачем? Разве можно создать что-либо прекраснее задуманного Единым? И разве не высшее счастье - вершить Его волю, воплощать Его замыслы? 
       - Неужели не интересно создать крылатого зверя или существо, которое сможет жить и в воде, и на суше? 
       - Зачем? Ведь это значит - нарушить Замысел Творения. 
       - Но ведь и мы созданы Илуватаром; а значит, не можем сотворить ничего, противного его воле. 
       Йаванна заговорила наставительно, словно объясняла что-то непонятливому Майя-ученику: 
       - Звери должны жить на земле, быть четвероногими и покрытыми шерстью. В воздухе живут птицы, в воде - рыбы, покрытые чешуей. Таков был Замысел. Разве может быть иначе? 
       - Конечно! Идем, я покажу тебе! 
       "Разве это не красиво?" - спрашивал Мелькор. Йаванна неуверенно кивала, но все больше омрачалось ее чело, и, наконец, нахмурившись, она сказала: 
       - Это не должно существовать. Мы можем лишь исполнять волю Единого; такое же противоречит Его воле. Мы - орудие в руках Его, никто из нас не может постичь всю глубину Его замыслов. 
       - Видишь, ты и сама говоришь... Быть может, эта часть Видения неведома тебе. 
       - Нет. Все келвар и олвар должны стать моими творениями. Никому из нас не дано вмешиваться в то, что делают другие. Вот ты: тебе дана власть над огнем и льдом. Ты не должен творить живое. Делая это, ты нарушаешь волю Единого. Одумайся, - мягко сказала Йаванна. - Пойми, то, что ты делаешь - грех. Откажись. Нет ничего выше воли Единого. 
       
       - ...Посмотри. 
       Ауле пожал плечами: 
       - Камни как камни, ничего особенного... 
       - Прислушайся, - Мелькор улыбнулся. 
       После недолгого молчания Ауле удивленно спросил: 
       - Что это? Песня... или музыка... не пойму. Откуда? 
       - Это Песнь Камня. Тебе нравится? 
       Кузнец как-то странно взглянул на Крылатого: 
       - Такого не было в Замысле Эру. 
       - Теперь будет. Разве тебе не хочется, чтобы так было? Разве это не красиво? 
       Что-то непонятное творилось с лицом Ауле. Оно застыло как маска, но временами по нему пробегала судорога, а голос звучал хрипло, когда он сказал: 
       - Никто не смеет менять Замысел Творения! 
       - Но ты ведь знаешь, что мы сами создавали Музыку... 
       - Нет! Она рождена мыслью Единого, и против воли Его никто не может изменить ее! 
       - Видишь, ты же сам говоришь. Ведь Эру хотел, чтобы этот мир стал прекрасным - разве не дано украсить его по мыслям нашим? И что в этом дурного, если мы... 
       - Замолчи! - с отчаяньем выкрикнул Ауле. - Неужели ты еще не понял: все должно быть по воле Единого, а не так, как хотим мы!.. 
       Он осекся. 
       - Что? - потрясенно спросил Мелькор. - Что ты сказал? 
       Ауле в ужасе посмотрел на него. 
       - Ничего... - голос его дрожал. Он судорожно вздохнул и добавил отчетливо и резко: 
       - Ничего. Я. Не. Говорил. Тебе показалось. 
       - Повтори. 
       - Мне нечего повторять! 
       - Не бойся. Я понимаю. Я помогу тебе, обещаю. 
       Мелькор хотел взять Ауле за руку, но тот отшатнулся, заслоняясь словно от удара: 
       - Что ты понимаешь? 
       - Да, у Эру есть еще силы карать тех, кто не повинуется ему. Я знаю, что это. Переступи через страх. Я помогу тебе. Поверь, все вместе мы сильнее его. Мы свободны. Он увидит это. Он поймет - должен понять. Не бойся. Поверь себе. - Мелькор говорил мягко и успокаивающе, но в глазах Ауле были только ужас и отчаянье. 
       - Уходи, - выдохнул он, наконец. 
       - Идем со мной. Тогда Эру не сможет помешать тебе. 
       Лицо Ауле мучительно исказилось: 
       - Уходи, - хрипло выдохнул он. - Я прошу тебя. Я еще приду к тебе, приду, только уходи сейчас. 
       Мелькор покачал головой: 
       - Ты никогда не придешь. А когда мы снова встретимся... 
       Он отвернулся и повторил глухо: 
       - Когда мы снова встретимся... 
       - Уходи! - крикнул Ауле. 
       Теперь он сидел на земле, стиснув голову руками, раскачиваясь из стороны в сторону. Потом поднялся, и, Мелькор увидел его пустые глаза. Голос Кузнеца был ровным и безжизненным: 
       - То, что противоречит Замыслам Единого, не должно существовать. 
       Он поднял руку. 
       - Остановись! Если ты сделаешь это, тебе больше никогда не услышать голос Арты... Выслушай меня, я умоляю! 
       "Силой ничего не сделать, нельзя... Насилие рождает зло. Он должен понять!.." 
       - Не нужно бояться, слышишь? Поверь мне, никто не может запретить творить. Но если ты начнешь разрушать, оправдывая это тем, что - так велел Эру, грань добра и зла исчезнет для тебя. Останется только воля Эру, и ты воистину станешь слепым орудием в руке его... И ты перестанешь быть Творцом! - яростно выдохнул Мелькор. 
       - Замолчи... я не должен слушать тебя! Уходи! Слышишь, уходи! 
       ...Огонь рванулся из трещин в земле, и через несколько минут на месте долины было только озеро пламени - как воспаленная рана. И показалось Ауле - то ли вздох, то ли стон самой земли услышал он. 
       А потом наступила оглушительная тишина. 
       И Кузнец спрятал лицо в ладонях, не в силах вынести взгляда Мелькора, потому что в глазах Крылатого не было ничего, кроме боли и жалости. 
       ...И все же где-то есть она - долина Поющего Камня. Люди Востока рассказывают о ней, и были Эльфы, видевшие ее и слышавшие Песнь Камня. Впрочем, предания Эльфов не говорят об этом. Но отголосок памяти живет в имени эльфийского королевства Гондолин - Земля Поющих Камней... 
       
       ...И все-таки еще один раз Мелькор пришел к Валар. К Валиэ Йаванне. Она встретила его настороженно. 
       - Выслушай меня, - попросил Мелькор. - Вы хотите создать мир, не знающий смерти? 
       - Да. Волей Единого будет этот мир цветущим садом, и прекрасные животные будут бродить под сенью деревьев... - мечтательно улыбнулась Кементари. 
       - Допустим. Не знающие смерти, звери будут плодиться и размножаться, и очень скоро, поверь мне, им перестанет хватать пищи. И что тогда? 
       Йаванна вздохнула: 
       - На это есть Великий Охотник Ороме... 
       - Верно. Охота - отрада и забава для него, он не знает усталости... И все же - вряд ли ему удастся управиться со всем зверьем. А потом - вон, видишь двух оленей? Как ты думаешь, которого из них убьет Ороме? 
       - Не знаю. 
       - Я тебе отвечу. Того, кто сильнее и быстрее: какая же радость в том, чтобы затравить слабого и больного зверя? Слабый - оставит потомство; выживут - слабейшие из слабых, а это вырождение. 
       - Да... - растерянно протянула Йаванна. 
       - А если попробовать по-другому? 
       - Это - как? 
       Существо, вышедшее из-за деревьев по неприметному знаку Мелькора, двигалось мягко и бесшумно, плыло над землей; только мышцы перекатывались под мягкой серебристо-серой в темных мраморных разводах шкурой. Зеленые глаза, казалось, мерцали собственным светом: снежный барс. 
       - Красив? 
       - Да... какое чудо... - восхищенно вздохнула Валиэ. 
       Мелькор усмехнулся: 
       - Только ведь он не травкой питается. Ему нужно мясо, чтобы выжить. Смотри, какие клыки! 
       - Какой ужас, - Йаванна отшатнулась. 
       - Не более, чем забавы Ороме. Только этот убивать будет не ради забавы. Столько, сколько нужно, чтобы выжить самому. И в первую очередь - слабых и больных. Выживет тот, чьи ноги крепче, а дыхание чище, чье сердце бьется ровнее - чтобы уйти от погони. Выживет тот, чье зрение острее, а слух тоньше - он вовремя заметит врага. Выживет тот, чьи рога острее, а копыта тверже - он сумеет защитить себя. И хищник, что не сумеет подкрасться к добыче или догнать ее, не сможет существовать. Равновесие. 
       - Но... это жестоко! 
       - Снова говорю тебе: не более, чем забавы Ороме. 
       - И ты хочешь, чтобы такие жили везде? 
       - Нет. Такие - в горах; в лесах и на равнинах - совсем иные. 
       - Ты... ты жесток! Да, да, жесток! Ты хочешь привести в мир смерть! 
       - Смерть и жизнь - две стороны бытия. Смерть сама придет в мир. Впрочем, уже пришла. Ни вины, ни заслуги моей в этом нет. Неужели ты не видишь? 
       Йаванна резко поднялась: 
       - Замолчи. Уходи отсюда. Я не хочу тебя слушать. 
       Мелькор тоже встал: 
       - Я прошу тебя, подумай. Выслушай... 
       - Я жалею, что позволила тебе говорить. Уходи прочь! Верно говорят о тебе: ты - враг, безжалостное слепое зло! 
       - Ты увидишь сама, что я говорил правду, - глухо ответил Мелькор. 
       - Я не желаю ничего видеть! Уходи! Уходи, слышишь?! 
       
      СОЗДАНИЯ ОДИНОЧЕСТВА. НАЧАЛО ВРЕМЕН
       ...Люди сюда не придут - в ночную землю вечных льдов, в бессмертное царство холода, куда он ушел, измученный болью Арты. Живого и юного мира, который Валар усмиряли, переделывая по воле и замыслу Эру. Просто словно острый клинок рассекает тело ребенка. Он пытался говорить - его не слышали. Он пытался показать им - вот, смотрите, ведь мир - есть, он ждет лишь прикосновения ваших рук, вы же рвете живое... Они не видели. Он говорил - вы убиваете вашу песню, ведь это музыка - ваша музыка! Они не понимали. Он умолял - кому - в угоду, чему - в жертву приносите вы ваши замыслы, святая святых ваших душ?! Они ожесточились против него. Война, в которой не было победителей. И у него почти не осталось сил. 
       Сюда не придут и Валар - к горам на границе царства зимней ночи. Только Венец в небе: семь - осколки льда, одна - светлое пламя. 
       Хэлгор - Ледяные горы. Хэлгор - горький лед. Хэлгор, печаль. 
       Горы, венчанные башнями - словно высечены изо льда вечной ночи. Это позже первое убежище Черного Валы назовут Утумно; сейчас о нем не знает никто, и в одиночестве бродит он по подземным залам. Снова - один. 
       Они стали созданиями его одиночества - те, кого позже северяне назовут Духами Льда. Он дал им плоть морозного тумана и крылья метели, одеяния из мерцающего ледяного пламени и холодные звезды глаз, кристальную чистоту мысли и голоса, похожие на шорох хрупких льдинок и звон заледеневших ветвей. Все-таки они были похожи на людей, хотя и облик, и сущность их были иными. 
       Если Духам Льда ведома любовь, должно быть, любили они своего создателя. Они редко появлялись в его обители - чаще он приходил к ним, и странный мерцающий мир, который творили они и частью которого были, дарил ему недолгие минуты покоя, и не так мучило одиночество. 
       Они были мудры и прекрасны. Но они не были людьми. 


    

Категория: Черная книга Арды | Добавил: Henrik
Просмотров: 1080 | Загрузок: 0 | Комментарии: 3 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа
Категории раздела
Черная книга Арды [35]
Сатанинская библия [11]
Записная книжка Дьявола [1]
Библия проклятых [3]
Черная книга Сатаны [15]
Valentin Scavr [15]
ЭЗОДЭРА [13]
Книги [5]
Скачать книги по бизнесу и мотивации
Скачать книги [79]
скачать книги по сатанизму, черной и сатанинской магии, некромантии -Сатанинская библия; -Черная книга Сатаны; -Маледиктум; -Черный Псалтырь; -Черная книга Арды4 -и многое другое.
Откровение Иоанна Богослова [2]
Spatha Luciferi [14]
Черный псалтырь [1]
оружие (книги) [1]
книги по оружейной тематике, скачать
Хаос [5]
Все, посвященное Хаосу. Книги. Магия
Чернокнижие [61]
Liber Azerate [40]
Антикосмический сатанизм и Хаос
Маньяки [6]
Биографии маньяков и серийный убийц
Художественная литература [67]
Все книги Лавкрафта, Эдгара Аллана По, Стивена Кинга и книги других авторов.
Полезные программы [4]
Программки, полезные для ритуалов и не только.
Омен 1-4 [1]
Фильмы о Нем [4]
Музыка [0]
Мелодии ужаса
Игры Тьмы [0]
Вуду [0]
Поиск
Наш опрос

Мини-чат

Друзья сайта
  • Создать сайт
  • Все для веб-мастера
  • Программы для всех
  • Мир развлечений
  • Лучшие сайты Рунета
  • Кулинарные рецепты

  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Создать свой чат - это просто.

    Copyright SatanCorp © 2020 | Бесплатный хостинг uCoz